evge_chesnokov (evge_chesnokov) wrote,
evge_chesnokov
evge_chesnokov

"Норд-ост". Время не лечит. Оно остановилось.

23 октября 2002 года во время вечернего спектакля "Норд-Ост" вооружённые террористы в масках выскочили на сцену и открыли стрельбу из автоматов. 912 человек оказались в плену, а увешанные тротилом смертники-шахиды угрожали взорвать здание. Часть зрителей и актёров успели в первые минуты покинуть театр и сообщили о ситуации в зрительном зале. Они сообщили, что захват был совершён чеченскими боевиками.

Жертвами этого террористического акта стали 130 зрителей и актёров театра. 11 лет на Дубровку приходят люди, чтобы почтить память погибших. 11 лет люди ждут объяснений от властей, почему "блестящая операция" по освобождению заложников завершилась трагедией.







23 октября 2002 года квартал был оцеплен милицией, солдатами внутренних войск и спецназом ФСБ, в созданный оперативный штаб вошли представители силовых структур и городских властей. В Москве был введён план "Гроза", согласно которому все сотрудники милиции прибыли на места несения службы, под усиленную охрану взяты стратегические и режимные объекты. Специалисты-медики также были вызваны на свои рабочие места в городские больницы. Около 20 пожарных расчётов МЧС заняли позиции по периметру здания. В телевизионном эфире повторялись номера телефонов, по которым можно узнать о судьбе тех, кто собирался провести этот вечер на спектакле "Норд-Ост". Родственникам заложников, приехавшим на улицу Мельникова, врачи оказывали психологическую помощь.

К утру террористы отпустили 20 детей. Попытки переговорщиков не приводили к диалогу: террористы не предъявляли требований и не принимали предложенные продукты и питьевую воду для заложников. Представители чеченской диаспоры, дипломатических миссий, депутаты Госдумы РФ обращались с заявлениями, призывая террористов к гуманному отношению к заложникам. Иосиф Кобзон и двое сотрудников Красного креста вошли в театр и смогли договориться об освобождении трёх человек: женщины и троих детей. Все действия спецслужб и переговорщиков были направлены на мирное, а не силовое решение конфликта. Один из главных вопросов, который задавали журналисты официальным лицам стал "каким образом около 40 вооружённых бандитов попали в Москву?" остался без ответа.

Никто не знал, что происходит в зрительном зале. В первые часы после захвата зрители ещё могли связаться со своими близкими, но потом у них отобрали мобильные телефоны. 24 октября медики передали лекарства для заложников и забрали труп молодой женщины, расстрелянной при попытке к бегству. Переговоры продолжались тяжело, боевики постоянно меняли свои требования, основным из которых было прекращение боевых действий в Чечне. В здание заходили Иосиф Кобзон, Ирина Хакамада, другие переговорщики, но успеха не добились. Президент РФ Владимир Путин отменил официальные визиты в Германию и Португалию и проводил экстренные совещания с руководителями правоохранительных органов и спецслужб. Президент России призвал "освободить людей, обеспечив максимальную безопасность заложников".

25 октября в эфире НТВ появилась эксклюзивная видеозапись из подсобных помещений театра: к поясу боевиков прикреплены пакеты с проводами, рядом вооружённые чеченские женщины-смертницы. Мимика, жесты, всё говорило о серьёзности намерений преступников. Переговоры продолжались, доктор Леонид Рошаль и журналист Анна Политковская передали в театр коробки с соком и водой. К вечеру стали появляться сведения о возможных расстрелах заложников, а программа "Вести" показала видеообращение к иностранной прессе одного из лидеров чеченских террористов Аслана Масхадова, в котором он говорил о необходимости действовать жёстко и переходить к наступательным операциям. Обстановка становилась всё более тревожной. Оперативный штаб, обладающий достаточной информацией от переговорщиков и спасшихся заложников, принял решение о штурме.

Ранним утром 26 октября в здании началась перестрелка, двое заложников были убиты при попытке к бегству. Спецназ под прикрытием сильнодействующего газа пошёл на штурм, 34 вооружённых террориста, включая главаря группы Мовсара Бараева, были уничтожены, угроза взрыва предотвращена. Операция прошла внезапно и быстро. Десятки машин "скорой помощи" и рейсовые автобусы вывозили пострадавших в больницы, адреса которых сообщались в прямом телеэфире. В театре работали сапёры и кинологи, там продолжалось разминирование, а спецслужбы проводили поиск боевиков, которые могли спрятаться или скрыться через подземные коммуникации. Действия проводились в обстановке секретности, журналистов к зданию не пускали и в телерепортажах можно было видеть только колонны медицинских машин, стоящих на соседних улицах.

"Удалось не допустить массовой гибели людей при взрыве и предотвратить обрушение здания. Основная, бОльшая часть заложников спасена, в том числе дети. Потерпевшим оказывается помощь. Сейчас ведётся подсчёт пострадавших,"- говорил в телевизионном интервью замминистра внутренних дел Владимир Васильев.- Операция, к сожалению пошла не по плану, а по ситуации." Информация по потерям среди заложников и спецназа сразу была противоречивой. "Операция перешла в стадию помощи людям,"- сказал представитель оперативного штаба Павел Кудрявцев. Съёмочные группы уже работали внутри театрального центра, снимая окровавленные трупы террористов и большой мешок с тротилом посреди зрительного зала, но больницы, куда отвозили пострадавших, были оцеплены милицией и вход осуществлялся по спецпропускам. Журналистов информировали только о том, что раненых нет.

"Все наши мысли были о людях, оказавшихся в руках вооружённых подонков. Мы надеялись на освобождение попавших в беду. Но каждый из нас понимал, что надо быть готовыми к самому худшему. Сегодня рано утром проведена операция по освобождению заложников. Удалось сделать почти невозможное - спасти жизни сотен людей. Мы доказали, что Россию нельзя поставить на колени,"- сказал 26 октября 2002 года в официальном заявлении Президент РФ Владимир Путин.- Я прежде всего хочу обратиться к родным и близким тех, кто погиб. Мы не смогли спасти всех. Простите... Память о погибших должна нас объединить. Я благодарю всех граждан России за выдержку и единство."

130 погибших - большинство от отравления газом - эта шокирующая цифра была озвучена позднее.













Иосиф Кобзон приехал к театру вечером 23 октября, когда услышал по телевизору экстренное сообщение. В своё время известный певец был удостоен звания Заслуженного артиста Чечено-Ингушской АССР и до сих пор пользуется уважением на Кавказе. Он знал как и о чём говорить с террористами. Кобзон заходил в здание четырежды и вёл сложные переговоры с главарём Абу Бакаром. Только однажды был достигнут компромисс и террористы отпустили на свободу Любовь Корнилову и её маленьких дочек. Первое, что сделала эта женщина, покинув заминированный зал, обратилась к Абу Бакару с требованием освободить ещё и беременную заложницу. Главарь занервничал и Кобзон счёл благоразумным немедленно увести мать с детьми на улицу, пока бандиты не передумали.

С тех пор в семье Корниловых родилось ещё двое детей, для которых Иосиф Кобзон стал крестным отцом - дочка Катя, названная в честь главной героини мюзикла "Норд-ост", и сын Иосиф. Певец крестников не забывает, дарит подарки, поздравляет с праздниками.

"Почему-то герои "Норд-Оста", получившие после штурма звания и награды, не приходят сюда поклониться памяти погибших,"- Кобзон говорит о тех днях с горечью, словно испытывая чувство вины за то, что сам хотел сделать больше, но не смог.

Виновные в отсутствии организации при эвакуации пострадавших не наказаны, их имена не известны. Очевидцы говорят, что не могли найти водителей грузовиков, которые перекрывали подъезд к театру, и тяжёлые машины растаскивали армейские БТРы. Есть свидетели, что некоторые машины "Скорой помощи" отъезжали, забрав одного пострадавшего, а другие машины были перегружены. Около 450 медицинских автомобилей скопились в переулках, перегораживая дорогу, а водители даже не знали, в какую больницу ехать. В дороге фельдшеры "скорых" не могли оказать квалифицированную первую помощь, так как не были информированы о характере отравления людей.



Татьяна Карпова, председатель общественной организации Норд-Ост:

"26 октября 2002 года зрители пришли на чудесный спектакль "Норд-Ост", но оказалось, что они попали в ад. 912 человек были захвачены террористами и удерживались в плену почти трое суток. 130 человек, среди которых 10 несовершеннолетних детей погибли в результате спасательной операции, а 69 детей остались сиротами, потеряв своих матерей и отцов. Одному Богу судить: большие ли это цифры. Правительство России говорит нам, что это мизерные потери, что было сделано всё необходимое.

В этот день мы приходим к Театральному центру, чтобы поклониться всем выжившим заложникам. Спасибо вам за мужество, за отвагу, за стойкость, которые вы смогли показать в этом плену. Вы не сломались, не пали на колени перед террористами, не умоляли их о помощи. Вы делились друг с другом последним глотком воды и последним кусочком шоколадки.

Мы хотим поклониться и поблагодарить тех, кто спасал заложников, бойцам групп "Альфа" и "Вымпел", сотрудникам МЧС, переговорщикам, которые переступали порог этого здания, не зная, выйдут ли оттуда живыми.

Мы приходим, чтобы почтить память тех, кого не уберегли, кого не спасли, кого мы потеряли. Никогда наше горе не станет меньше, никогда мы не простим тех, кто допустил этот террор. Почему банда террористов смогла свободно передвигаться по городу и беспрепятственно войти в это здание?

Мы пытаемся докричаться до правоохранительных органов, до судебных инстанций, доказывая, что спасательная операция была проведена вовсе не блестяще, как об этом говорили. Это была провальная операция, пущенная на самотёк: кто выживет - тот выживет. После того как террористов расстреляли, заложников в бессознательном состоянии разложили на этих ступеньках. Людей грузили в автобусы, как дрова; водители не имели понятия куда везти пострадавших. Вереницы автобусов выстраивались за машиной водителя, который знал адрес хоть какой-то больницы. Там их не ждали и не были готовы оказать помощь.

В медицинских заключениях 60 погибших есть фраза, что им вообще не была оказана медпомощь. Людей не делили на живых и мёртвых, были случаи, когда чёрные страшные мешки начинали шевелиться. Мой сын был живым, но его погрузили в автобус вместе с трупами, он умер спустя шесть часов после штурма. Кто даст мне жить спокойно, не возвращаясь к этому каждый час, каждую минуту? Мы хотим знать всю правду о "Норд-Осте".











Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments